Колонки: Выздоровление экономики США после кризиса 2007–2009 годов идет далеко не идеально

Для честности надо сказать, что выздоровление экономики после кризиса 2007–2009 годов идет далеко не идеально. Были зигзаги в общем и целом, а тот рост, что мы имели, — достаточно анемичный для США. Особенно если учесть, что до 2012 года в экономику постоянно вливались деньги из ФРС — их просто дополнительно печатали, так как инфляции не было и дефляция или тем более стагфляция — куда хуже.

Потому смотрим на рост GDP по годам с 2009-го:

2009: –2.5%,
2010: +2.6%,
2011: +1.6%,
2012: +2.2%,
2013: +1.8%,
2014: +2.5%,
2015: +2.9%,
2016: +1.6%,
2017: +2.2%.

За эти годы мы ни разу магическую цифру 3%, являющуюся знаковым показателем здоровья американской экономики, не превысили. Я не собираюсь тут винить Обаму или превозносить Трампа. Обаме достался самый мощный кризис с 1929 года. И он из него экономику вывел. Мы можем только ворчать, что этот выход был недостаточно резвым.

Основная заслуга Трампа сегодня в том, что он своими действиями внушил бизнес-оптимизм людям и компаниям. Но на цифрах роста 2017 года это не отразилось. Цифры продолжают оставаться на том же уровне, с качанием по квартальным и месячным показателям туда-сюда.

Однако даже если просто идет треп о снятии регуляций с бизнеса (пока никто не доказал, что все это есть хорошо для человека и страны в целом) и одновременно снижаются корпоративные налоги (это основное) и налоги с населения, то, хотим мы того или нет, отражается ли это сию минуту в цифрах или нет, — это дает дополнительный толчок бизнесу.

Дальше мы можем возразить, что снижение налогов привело к рекордному дефициту бюджета и госдолг вырос при Трампе на $1,9 трлн. Также корпоративные лидеры пока использовали снижение налогов для выкупа собственных акций, что тоже неплохо, так как это консолидация производства и увеличение прибыли, при этом роста самого производства за счет новых вливаний пока нет, так как нет этих самых вливаний. Таким образом, снижение корпоративных налогов — мера, о которой говорили с 1998 года, даст позитивные результаты, но далеко не сейчас, а где-то в будущем. Также мы не знаем пока, насколько качественно сокращается безработица, устроились люди инженерами и дизайнерами или ушли работать в рестораны официантами. А раз так, то оценить низкие цифры безработицы мы тоже не можем.

Таким образом, мы имеем продолжающийся рост экономики, начавшийся при Обаме, с дополнительными, ускоряющими его, действиями со стороны Трампа. Если в январе 2019 года предварительный подсчет GDP 2018 года (окончательный будет в марте 2019 года) покажет рост на 3% и более, мы должны будем признать, что в совокупности действия Трампа привели к росту экономики и впервые с 2006 года преодолели «рубикон» в 3%.

Не забываем и того, что мы не знаем, а нужно ли было дополнительно разогревать экономику? 3% — это, конечно, прекрасно, и мы, как граждане страны, от этого только выигрываем. Но если экономика перегрета (а признаки этого уже есть), то ее ускорение — это ускорение к верхушке горы, после которой идет обрыв вниз. Насколько падение будет плавным, примет ли эта коррекция форму V, или U, или W, никто не знает. Но коррекция неизбежна. И сильнее всего она ударит по бизнесам и странам, которые уже сегодня плохо держатся на ногах и еле-еле на плаву. Вызовет дополнительные войны и революции, голодные бунты и смену власти.

Данные из Bureau of Economic Analysis при правительстве США.

Выздоровление экономики США после кризиса 2007–2009 годов идет далеко не идеально обновлено: 20 августа, 2019 автором: Alexander J. Flint
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Мы не несем ответственность за содержание публикаций колумнистов. Редакция может быть не согласна с мнением автора. Все материалы сохраняют авторский стиль, орфографию и пунктуацию.
Реклама
Реклама
Главные новости дня