Судя по последним новостям, история с получением самостоятельности православной церковью Украины выходит на финишную прямую. Константинопольский патриарх Константин и украинский президент Петр Порошенко подписали соглашение о сотрудничестве между Украиной и Константинопольским патриархатом.

И хотя, по словам руководителя отдела РПЦ по взаимоотношениям с обществом и СМИ Владимира Легойды, это событие вовсе не означает создания отдельной от русской украинской православной церкви, очевидно, что получение томоса (специального указа о предоставлении поместной церкви автономии или автокефалии) все ближе.

Правда, по мнению экспертов, история на этом не заканчивается. В выданном Украине томосе Синоду предстоит еще и указать конкретного адресата. Кому именно он предоставляется: Украинской православной церкви Киевского патриархата или Украинской автокефальной церкви?

Каким бы неожиданным это ни показалось на первый взгляд, но ответ на этот вопрос может оказаться судьбоносным не только для украинских верующих в целом, но и для тех из них, кто планирует переезд в США в статусе беженцев по программе Лаутенберга.

Федеральному закону об иммиграции и гражданстве (Immigration and Nationality Act — INA), на основании которого Соединенные Штаты официально принимают беженцев, в этом году исполняется 38 лет. В документе, принятом Конгрессом США в 1980 году, причины для признания заявителя беженцем прописаны довольно четко:

«Основанием является преследование человека из-за принадлежности его:

  • к определенной расе;
  • религии;
  • национальности;
  • определенной социальной группе;
  • определенным политическим взглядам».

Вместе с тем, как и положено «рамочному», определяющему общие принципы, закону, сам по себе этот документ не конкретизирует каждое из пяти оснований, оставляя толкования на усмотрение иммиграционных служб и юристов.

Девять лет спустя после принятия закона о беженцах обеспокоенный положением советских иудеев сенатор-демократ Фрэнк Лаутенберг выступил с предложением уточнить некоторые пункты и принять программу специально для беженцев из СССР, подвергавшихся преследованиям за веру. Предложение сенатора от штата Нью-Джерси, получившее название «поправка Лаутенберга», было расширено: в него были включены еще и христианские меньшинства, проживавшие на территории СССР. В 1989 году Конгресс уточненную поправку принял, и из Советского Союза в Штаты начали выезжать иудеи, баптисты и пятидесятники. Вскоре к ним присоединились украинские католики и верующие Украинской автокефальной церкви, не подчинявшейся Московской патриархии.

За почти 40 лет существования поправки (ее еще называют программой) Лаутенберга в Соединенные Штаты Америки из бывших советских республик перебралось более полумиллиона человек. Среди христиан самую большую группу все эти годы составляли и составляют выходцы из Украины. Только в прошлом году, даже при том что президент Трамп почти втрое сократил количество беженцев, которых официально были готовы принять Штаты, по религиозной линии в страну приехало почти 5 тыс. человек. Подавляющее большинство из них — члены евангелистских церквей, баптисты и пятидесятники. Исторически сложилось так, что именно в Украине эти церкви получили наибольшее распространение.


За 40 лет существования поправки Лаутенберга в Соединенные Штаты Америки из бывших советских республик перебралось более полумиллиона человек


Объективности ради надо сказать, православные украинцы, посещавшие на родине автокефальную церковь, в списке «лаутенбергцев» составляют не более процента. Вместе с тем Украинскую автокефальную православную церковь США малочисленной не назовешь. По данным официального сайта церкви, на территории Соединенных Штатов она имеет 115 приходов, 2 монастыря, 5 миссий. Консистория (руководящий церковный орган) расположена в Саут-Баунд-Бруке (штат Нью-Джерси). Украинские приходы, открытые в штатах Коннектикут, Делавэр, Флорида, Джорджия, Массачусетс, Мэриленд, Нью-Джерси, Нью-Йорк, Род-Айленд, Виргиния и Филадельфия, объединены в Восточную епархию, кафедральный собор которой — Владимирский — находится в Нью-Йорке. Западная епархия охватывает штаты Аризона, Калифорния, Иллинойс, Индиана, Мичиган, Миннесота, Небраска, Нью-Мексико, Огайо, Оклахома, Орегон, Вашингтон, Висконсин. Ее кафедральный собор — тоже Владимирский — расположен в Чикаго. Количество прихожан во обеих епархиях с каждым годом растет, в том числе и за счет прибывающих с исторической родины.

«Дорогой дедушка… забери меня отсюда…»

Согласно определению INA (Закону об иммиграции и гражданстве), беженцем считается человек, который вынужден покинуть свою страну из-за преследования или обоснованных опасений преследования по признаку расы, религии, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений. Даже после того, как с упразднением СССР христианские меньшинства в бывших советских республиках перестали испытывать давление со стороны государства, да и со стороны разрешенной, назначенной «титульной» Русской православной церкви, ситуация с их существованием все равно считалась далекой от идеала. А потому на прихожан таких «меньшевистских» церквей поправка Лаутенберга распространялась по-прежнему. Формально под нее по сей день подпадает и Украинская автокефальная православная церковь. РПЦ ее не признает и, соответственно, объявляет «вне закона», а значит, подвергает преследованиям ее членов, благодаря чему они получают основания претендовать на статус беженцев по религиозной линии в рамках поправки Лаутенберга.


Возникает вопрос: будет ли распространяться поправка Лаутенберга на украинских «автокефальных» православных в случае, если церковь Украины получит тот самый томос?


Возникает вопрос: останутся ли эти основания у украинских «автокефальных» православных в случае, если церковь Украины получит тот самый томос? Будет ли на них распространяться поправка Лаутенберга? По мнению Ирины Шевелевой — руководителя иммиграционной программы некоммерческой организации YWCA, которая уже больше 20 лет помогает решать юридические вопросы беженцам, прибывающим в штат Оклахома, такая возможность у украинских православных все равно будет. Но только в том случае, если у них в Соединенных Штатах есть кто-то из родных, перебравшийся в страну по программе Лаутенберга.

«Еще 5–7 лет назад было немало случаев, когда христианские беженцы приезжали в Штаты по приглашению местной церковной общины, а еще раньше даже и по приглашению друзей по церкви, уже переехавших в Америку, — говорит Ирина. — Теперь же практически во всех случаях экс-советские христиане, православные в том числе, получают статус беженца по поправке Лаутенберга, если прошение об этом подали проживающие в США родственники по прямой линии — родители, совершеннолетние дети и внуки, а также родные братья и сестры, бабушки и дедушки. Даже дяди и тети, племянники и племянницы не рассматриваются как приглашающая сторона, не говоря уже друзьях, знакомых и представителях церкви».

Конечно, в отличие от старшего поколения, заставшего советское время, когда верующие подвергались серьезным гонениям вплоть до тюремного заключения, у молодых представителей христианских меньшинств личные истории притеснений не так драматичны: обижали в школе, «прорабатывали» на педсовете, избегали общения сверстники и т. п. Принимающей прошения стороне — подразделению Госдепартамента США, занимающемуся вопросами беженцев, это, безусловно, известно. Тем не менее получить статус «беженца по Лаутенбергу» они могут.

«Молодые верующие, на воссоединение с которыми по поправке Лаутенберга подают родственники, даже если они не испытывали серьезных проблем из-за своей веры, проходят в программе как «дети преследуемых», — поясняет Ирина Шевелева.

Предъявите свидетельства, свидетель!

Иначе складывается ситуация со свидетелями Иеговы. Представители этого религиозного течения на протяжении всей истории его существования испытывали определенное давление и неприятие — как минимум со стороны общества — практически во всех странах мира. А в России сегодня иеговисты и вовсе переживают сложные времена. Летом прошлого года российская община свидетелей Иеговы на законодательном уровне была призвана экстремистской организацией. Общины лишаются недвижимости, построенной на средства прихожан, многие из которых подвергаются увольнениям и даже арестам. Тем не менее воспользоваться поправкой Лаутенберга свидетели Иеговы не могут. В списке тех, на кого она распространяется, их нет. Однако шанс получить статус беженца у россиян, исповедующих это вероучение, все же есть. Просто они, что называется, идут «на общих основаниях» с теми просителями, кто претендует на него в связи с гонением по политическим взглядам, из-за расовых и национальных притеснений, а также принадлежности к определенной социальной группе. Чтобы ускорить этот процесс, многие из них приезжают в США по туристической визе и уже на месте подают петицию.

Именно так в прошлом году сделал, в частности, рок-музыкант Федор Чистяков — лидер группы «Ноль», певший когда-то о том, что «настоящему индейцу завсегда везде ништяк». По словам спецкора «Новой газеты» Яна Шенкмана, о том, что Чистяков — свидетель Иеговы, знали все, но не придавали этому значения: «Считалось, что у рок-звезды такая причуда. Принс был тоже свидетелем. А Мадонна — каббалистка. А Том Круз — саентолог… Однако Федор, хоть и не говорил никогда о своей религии на концертах и крайне редко [упоминал] в интервью, относится к ней серьезно. Это не причуда, это то, за что он готов бороться». И все же его решение остаться в США, принятое во время гастрольной поездки, оказалось достаточно неожиданным.

«Меньше всего этого можно было ожидать от человека, который пел (и поет): “Я родился и вырос на улице Ленина”. Трудно представить музыку более русскую, чем та, что играл “Ноль”, и продолжает играть Чистяков. Только что вышел блестящий альбом “Без дураков” и несколько очень сильных синглов, он проехал по стране с концертами, он на пике формы, у него наконец-то все хорошо — после двадцати лет депрессии и неудач. Так от чего же бежать (а это именно бегство)?» — писал Ян Шенкман.


Федора Чистякова выставили в образе оболваненного и даже зомбированного сектанта, подтасовав факты его биографии таким образом, чтобы телезритель понял: убийца и наркоман проповедует Библию — ну конечно, он же иеговист…


В определенной степени спонтанным это решение стало и для самого Чистякова. «Я не собирался эмигрировать. Есть люди, которые годами пытаются получить грин-карту или как-то иначе попасть в Америку. А у меня никогда не было ни мыслей таких, ни возможностей. Я прочно осел на месте, мне уже пятьдесят, куда ехать? К тому же именно сейчас все складывается очень хорошо, как музыкант я на подъеме: хорошая группа, налаженная система гастролей, один за другим выходят альбомы. И вот мы полетели с туром в США. А накануне состоялся судебный процесс, результатом которого стал запрет «свидетелей». Для меня это было шоком. Вероятность того, что я не вернусь из американского тура, начала сильно возрастать. А 17 июля, когда отклонили апелляцию, я принял окончательное решение», — объяснял ситуацию музыкант в интервью «Новой газете». Однако невозможность открыто исповедовать свою религию и невозможность в такой обстановке работать («В чем смысл, если завтра за тобой могут прийти?») — заставили Чистякова пересмотреть планы.

«Безусловно, общая ситуация в стране, сложившаяся вокруг свидетелей Иеговы, — достаточно весомое обстоятельство при рассмотрении петиции на статус беженца, — считает Ирина Шевелева. — Но не достаточное для того, чтобы на его основании получить такой статус. Крайне важно, чтобы у подателя прошения была собственная актуальная история притеснений и гонений: аресты и увольнения на религиозной почве, лишение собственности, преследование и т. п. Крайне желательно, чтобы все эти ситуации были зафиксированы документально».

Федор Чистяков успел уехать из России еще до того, как началась «чистка». Ни арестов по религиозной линии, ни официальных препятствий в концертной или студийной работе на его долю не выпало. Зато он стал одним из «героев» фильма «Осторожно: свидетели Иеговы», который показал канал НТВ в 2009 году. В этом опусе Федора Чистякова выставили в образе оболваненного и даже зомбированного сектанта, подтасовав факты его биографии таким образом, чтобы телезритель понял: убийца и наркоман проповедует Библию — ну конечно, он же иеговист…

На самом же деле, как пишет Ян Шенкман, «свидетели» появились в жизни Чистякова в 90-х, когда он уже отсидел за покушение на убийство, прошел через психиатрическую лечебницу и был в ужасном состоянии, на грани суицида. Став иеговистом, Федор перестал употреблять алкоголь, бросил курить и больше не поет своих старых песен, где упоминаются наркотики. «Можно по-разному относиться к “свидетелям”, но его, Федора Чистякова, они спасли», — уверен Шенкман.

Хай Лаутенберг помагає, или Поправка в помощь обновлено: Ноябрь 5, 2018 автором: Неля Иванова

Видео USA.ONE

Читайте нас в "Яндекс Новости"
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Мы не несем ответственность за содержание публикаций колумнистов. Редакция может быть не согласна с мнением автора. Все материалы сохраняют авторский стиль, орфографию и пунктуацию.
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Реклама
В начало