Закон и право: Мать утверждает, что ее ребенок — трансгендерная девочка, а отец не согласен. Кто прав?

Отец Джеффри Янгер утверждает, что один из его близнецов – мальчик, а его бывшая супруга Энн Георгулас пытается «превратить его в девочку». В свою очередь, мать убеждена, что сын считает себя девочкой с 3 лет, и обвиняет отца в запугивании ребенка.

Очень сложно разобраться, кто прав, не будучи знакомыми со всеми членами семьи. Но USA.One попробовал создать полную картину для понимания сиуации.

Что говорят отец и мать

Мать 6-летнего ребенка – Энн Георгулас, практикующий врач-педиатр, называет своего ребенка Луна. Согласно ее ходатайству, поданному в суд Далласа (Техас), ее чадо, как и все ее одноклассники, считает себя девочкой.

Отец ребенка Джеффри Янгер утверждает, однако, утверждает, что ребенок, пол которого при рождении был идентифицирован как мужской, постоянно выбирает одежду для мальчиков и «яростно отказывается носить наряды для девочек в его доме».

Георгулас с этим не согласна. По словам матери, ее бывший муж агрессивно реагирует на выбор Луны и не сдерживает себя в применении физической силы против Георгулас. Женщина сообщила суду, что Янгер однажды насильно постриг ребенка, чтобы он стал больше похож на мальчика.

Закон и право: Энн Георгулас
Энн Георгулас, практикующий врач-педиатр. Источник: facebook.com/DrAnneMD

Отец заверяет, что он не видит признаков гендерной дисфории у его сына. Именно такой диагноз поставил ребенку терапевт по гендерному переходу, выбранный Георгулас. Согласно заметкам врача, малыш идентифицировал себя как девочку, когда он был на сеансах с матерью, а когда приходил с отцом, то называл себя мальчиком.

Сама Георгулас не дает комментарии для СМИ и не отвечает на запросы в соцсетях (USA.One пытался с ней связаться). Лишь в начале декабря 2018 года на ее рабочей странице Dr. Anne появилось заявление, в котором мать просила не беспокоить ее и Луну.

«Мой ребенок заслуживает уважения и неприкосновенности личной жизни, информацию о нем нельзя использовать для финансовой выгоды. Сообщения в новостях и другая информация о нем, размещенная в интернете, являются неточными, – говорилось в заявлении Георгулас. – Но я не собираюсь отвечать на множество лжи, упущений и искажений, потому что подходящее место для решения этого вопроса – суд, и я полностью готова к этому. Я убедительно прошу, чтобы вы оставили мою семью в покое».

https://www.facebook.com/DrAnneMD/posts/1919353868133544?__xts__%5B0%5D=68.ARDLnDLjeyH-olpoKYsXjO2yxZuEPKUa0v8pgXEsS_IdhbFG0tZsJAZFu1uR1NKAvoSSjS0kLIauMseYI0g8clDyT-7wWFXt6ExJ7df5wLFbUMt6VToHH9t41NX9OZrc1CEHL3eMmJp8lJ1na3G1puFJdF94DnmSFZDNvvrw6Z4fRa2p_IEfnNXpJ_D4MtX_H3EsWy1NSR7SrPx1Mexpeo3cEpRkBdGzTdEOi-mVYlcNR6D_DI_GdexQWS4g5V_l_Q7Ub-nvoNsz8neZMiNkvR4Yat8e2GPH80tOe8_YZ9YTbM8IHPNIB2CwREx-UfumaCTBleIrnIUaw5WTiew4gQ&__tn__=-R

Джеффри Янгер наоборот пытается проявлять как можно больше активности на публичных площадках и запустил целую кампанию, которую назвал Save James. Например, он принимал участие в Luke Macias show, где рассказал, что он чувствует, наблюдая, как его сын становится жертвой «сексуального надругательства».

«Я хочу, чтобы вы представили общение с вашим сыном на FaceTime. Вообразите, что ваша бывшая жена одела его, как трансвестита, чтобы поговорить с вами. У него накладные ресницы и макияж. Его волосы блестят. Он одет в платье, — говорил Янгер. — А теперь представьте, что бы вы почувствовали, увидев это. Я считаю это реальным сексуальным насилием. Я уверен, что это не просто эмоциональное насилие, а фундаментальная форма сексуального насилия, подрывающая гендерную идентичность мальчика».

Отец также заявляет, что собрал свидетельства от родителей, друзей сына и пастора церкви, которые говорят, что он всегда был одет, как мальчик, когда они его видели. Семья со стороны Янгера даже создала сайт Save James, на котором они призывают поддержать малыша и помочь ему в борьбе за гендерную идентичность. Там же говорится, что Янгер нуждается в деньгах на судебные издержки и расходы по уходу за ребенком, включая будущие консультации, поэтому они создали 2 страницы для сбора средств на христианской платформе и GOFUNDME. В общей сложности отец собрал $50 тыс. Помимо этого, сайт предлагает купить футболки с надписью Save James, прибыль от которых, согласно платформе, также будет направлена на судебные и другие расходы.

Вот одно из видео на Youtube-канале Save James, в котором ребенка стригут вместе с другими мальчиками.

https://www.youtube.com/watch?v=jllbSpWQm0w

История супругов

Энн Георгулас и Джеффри Янгер поженились 5 декабря 2010 года. На тот момент женщина уже удочерила 2 девочек. В 2012 году у пары родились мальчики-близнецы.

Закон и право: дети
Близнецы и девочки, удочеренные Энн Георгулас. Источник: facebook.com/anne.georgulas

В феврале 2015 года Георгулас попросила мужа уйти из дома. В мае она подала на развод, назвав их брак невыносимым. 10 октября 2016 года женщина отправила в суд еще одно заявление, в котором говорилось о мошенничестве и краже. По словам Георгулас, лишь после ухода мужа из дома она узнала, что на самом деле Янгер был не тем, за кого себя выдавал, и врал ей о многих моментах своей биографии. Выяснилось, что мужчина был дважды женат до того, как встретил Георгулас, и не зарабатывал даже примерно тех денег, о которых говорил. Помимо этого, Янгер врал, что у него есть диплом колледжа и что он – профессор.

По словам Георгулас, еще в браке она купила за $45 тыс. грузовик, но право собственности было оформлено на супруга. После того, как они разъехались, Янгер продал автомобиль без ведома супруги. Согласно заключению-меморандуму судьи Дуглас С. Ланг, суд признал брак недействительным и постановил, что Янгер должен заплатить Георгулас убытки в размере стоимости автомобиля ($45045).

Судя по этому документу, отца ребенка сложно назвать тем человеком, которому можно на 100% доверять. В таком случае, нет уверенности в том, что и его утверждения о сыне правдивы.

Что думают эксперты

USA.One поинтересовался у доцента Мей Фридман из Университета Райерсона (Канада), которая специализируется на воспитании детей с учетом гендерных факторов, каким может быть выход из подобной ситуации.

Закон и право: Мей Фридман
Доцент Мей Фридман. Источник: Университета Райерсона

По ее словам, ни родители, ни общество не должны относиться, как к проблеме, к тому факту, что гендерная идентичность ребенка меняется в зависимости от каких-то обстоятельств.

«Единственная реальная проблема заключается в нашей нетерпимости, – рассказала эксперт, – если ребенка поддерживают люди, присутствующие в его жизни, то это просто становится еще одним изменением человеческой личности».

Фридман рассказала, что ребенок не будет подвергаться гормональной стерилизации, когда ему исполнится 8 лет, а лишь пройдет курс гормональной блокировки. Это «остановит естественное половое созревание, чтобы он мог выиграть время» и определиться со своей гендерной идентичностью и внешностью. При этом, по мнению Фридман, «из документов можно сделать вывод, что ребенок осознает себя, как девочку, а мать, похоже, делает все необходимое, чтобы поддержать его».

«По моему мнению, было бы разумно, чтобы отец принял свою дочь. Если он не может пойти на это, то его общение с ребенком обязательно должно быть ограничено», – подчеркивает Фридман.

Закон и право: Уолт Хейер
Бывший трансгендер Уолт Хейер

Но автор статьи о Джеймсе в консервативном онлайн-журнале The Federalist и книги «Trans Life Survivors» Уолт Хейер убежден, что неправильный диагноз может разрушить жизнь мальчика, как это было в его случае, когда бабушка переодевала его в женские платья, убеждая в том, что он – девочка. Уже будучи взрослым мужчиной, Хейер сменил пол и прошел весь курс гормонотерапии, думая, что у него гендерная дисфория. Вскоре он понял, что на самом деле чувствует себя мужчиной, а его решение было следствием психологической травмы с детства. Спустя 8 лет после операции он снова сменил пол и опять стал мужчиной.

«Диагноз имеет решающее значение, потому что навешивание ярлыка «гендерная дисфория» на ребенка может спровоцировать ряд физических и психических последствий для него», – подчеркивает Хейер.

Кто прав или неправ в этой сложной ситуации — однозначного ответа нет. Но лучшее, что могут сделать родители, родственники и все окружающие ребенка люди, – оставить в покое этот щепетильный вопрос, чтобы дать возможность ребенку определиться самостоятельно. И неважно, сколько времени ему для этого понадобится. Мы надеемся, что Джеймс-Луна сделает выбор. USA.One будет и дальше следить за судьбой ребенка.

Мать утверждает, что ее ребенок — трансгендерная девочка, а отец не согласен. Кто прав? обновлено: 20 августа, 2019 автором: Катерина Москалец
Нажмите, чтобы поделиться новостью
USA.ONE

Родители из Флориды воспитывают своего 11-месячного ребенка Спэрроу, как нейтрально гендерного, не называя его «он» или «она», не рассказывая никому биологический пол малыша.
USA.ONE

В Великобритании и США распространяются слухи о том, что Меган Маркл, герцогиня Сассекская, ожидает мальчика — якобы супруга британского принца Гарри сказала об этом друзьям. Но, как сообщает Vanity Fair со слов источника, близкого к паре, детскую спальню герцогская чета не декорирует традиционными цветами для мальчика или девочки — соответственно, голубым или розовым.
Реклама
Реклама
Реклама
Главные новости дня