Здоровье: Врачи спасли парня с кифозом и сколиозом. Искривление позвоночника составляло 140°!

19-летний Джон Саркона из Нью-Йорка с 5 лет страдал искривлением позвоночника. Рентгеновские снимки, сделанные ортопедом в Лонг-Айленде, показали искривление в средней части грудной клетки и шейном отделе позвоночника. В норме позвоночник человека имеет небольшие искривления (в пределах от 20 до 60°) по всей длине. В случае же Джона кривизна была больше 80°.

Первая атака на деформацию позвоночника

Чтобы остановить дальнейшее искривление, ортопед прописал Джону носить специальный корсет, который охватывает весь торс, стабилизируя растущий позвоночник. Жесткий пластиковый корсет мальчику нужно было носить каждый день по 18 часов.

«Это было действительно жестко,  очень жарко, отчего все зудело», — сказал Джон в интервью Health Matters, New York-Presbyterian’s.

Вместе с мальчиком страдала и его мама Джоанн. «Я всегда ненавидела надевать его на сына, — говорит она. — Он был такой крошка. Все время спрашивал меня: “Можно я сниму его, мамочка?” Когда шел играть с братом или друзьями, когда уставал носить его весь день. Мы думали, что это лишь на короткое время и скоро все закончится».

Джону не нравилось носить корсет, но он терпел. Мальчик привык к постоянной боли в спине, к давлению корсета, его неприятному материалу. Все ждали и надеялись на улучшение.

В 7 лет Джон начал быстро расти. Его сколиоз усугублялся, несмотря на корсет. Искривление достигло 92°, и, по словам Джоанн, спина ее сына стала походить на вопросительный знак. Ортопед посоветовал обратиться к другому специалисту.

Вторая попытка

«Мы встретились более чем с десятком специалистов и хирургов по всему Нью-Йорку и провели тысячу исследований», — вспоминает Джоанн. — И каждый из них предлагал свою идею, как лечить Джона. Это был кошмар».

Некоторые хирурги хотели установить Джону галотракцию — устройство, удерживающее голову и шею на месте и обездвиживающее позвоночник. Другие рекомендовали сделать спондилодез (spondylodesis) — операцию на позвоночнике, чтобы обездвижить смежные позвонки за счет сращивания. В этом случае туловище Джона значительно бы укоротилось.

И вот один доктор предложил нечто большее. Он решил попытаться убрать кривизну позвоночника, вживив в него металлические стержни с последующим их удлинением каждые 6 месяцев. План состоял в том, чтобы удлинять и выпрямлять позвоночник Джона по мере его роста.

В 2007 году мальчик перенес первую операцию, во время которой ему вставили несколько металлических стержней от основания шейного (верхнего) отдела позвоночника до поясничного (нижнего).

«Тогда я и начал понимать, что такое сколиоз и чем я отличался от других детей», — говорит Джон.

Каждые полгода пациенту хирургическим путем корректировали позвоночник, добавляя металлические стержни. За каждой операцией следовали несколько недель реабилитации, затем мальчик возвращался к  обычным занятиям: школе, игре на гитаре, баскетболу и гольфу с друзьями.

«Это просто нереально, если задуматься, сколько было [операций], — говорит его мама. — И после каждого вмешательства мы надеялись, что следующая операция будет последней».

С 2007 по 2013 год Джон перенес 14 операций — и развитие сколиоза остановилось. Семья думала, что худшее позади.

Новая проблема

Однако, когда Джон вступил в пубертатный период, деформация позвоночника началась с новой силой.

«С годами мы начали замечать постепенное искривление в верхней части спины Джона, — говорит Джоанн. — Когда ему исполнилось 13, оно стало усугубляться».

«У меня появились проблемы с дыханием, — добавляет Джон, — я задыхался, даже гуляя с друзьями по улице». Он едва получал достаточное количество кислорода, чтобы просто пройти через комнату.

Это было начало прогрессирующего грудного кифоза, когда позвоночник изгибается назад и вперед — в форме буквы C. В случае с Джоном, когда кифоз усилился, стержни в его позвоночнике, размещенные там для лечения сколиоза, стали ломаться.

Следующая операция прошла чрезвычайно тяжело и закончилась тем, что хирург Джона признал, что позвоночник мальчика искривляется слишком быстро, чтобы продолжать лечение старым методом.

«Мы не знали, что делать и к кому обращаться, — говорит Джоанн. — Я молилась о чуде».

Дела все хуже

Через несколько месяцев, осенью 2016 года, Джоанн, стирая одежду сына, увидела на одной из футболок (на спине) пятно крови. Она еле дождалась возвращения мальчика домой и, едва они с отцом зашли в дом, попросила показать ей спину. Позвоночник Джона так быстро искривлялся, что металлические стержни сместились и, пробив кожу в 6 местах, вышли наружу. Вокруг некоторых уже стала развиваться инфекция. «Они [стержни] были черные и выглядели как опухоли», — вспоминает женщина.

Была назначена экстренная операция. Хирург Джона пояснил, что стержни больше не помогают и их нужно извлечь.

«Вот тогда мне было очень больно, — признался Джон. — Обычно через 2-3 недели я начинал вставать с постели, но в этот раз не было какого-либо прогресса, и швы не заживали. Я все время болел. Меня рвало. При подъеме по лестнице у меня перехватывало дыхание».

Спирометр (медицинский прибор для измерения объема воздуха, поступающего из легких при наибольшем выдохе после наибольшего вдоха) показал, что уровень кислорода у Джона снижается. В конце концов он упал настолько, что семье срочно рекомендовали сменить специалиста.

Обращение к Лоуренсу Ленке из New York-Presbyterian,  в 2015 году переехавшему в Нью-Йорк, спасло Джону жизнь.

После 17 попыток побороть тяжелейшую патологию наконец был найден верный способ лечения.

Последняя надежда

Когда Джон попал к доктору Ленке, его кифоз был просто чудовищным — более 140° кривизны. Позвоночник Джона «искривлялся с каждым часом», оказывая фатальное давление на сердце и легкие. «Если бы они подождали еще несколько недель, чтобы прийти в больницу, Джона бы здесь не было», — говорит Лоуренс Ленке.

Доктор Ленке сказал, что Джону требуется операция по резекции позвоночника (VCR), которую многие специалисты в этой области считают последним средством, так как она предполагает полную реконструкцию позвоночника. Джоанн читала об этом, но ее неоднократно предупреждали, что операция может привести к параличу от шеи и ниже.

Нельзя было терять ни минуты. Перед операцией Джону нужно было восстановить силы. Он переехал в больницу, где ему установили галотракцию — металлическое кольцо вокруг головы, соединенное со стержнями и плечевой рамой. Это стабилизировало его тело и стало постепенно вытягивать позвоночник.

Облегчение наступило сразу же, а уже через 6 недель, благодаря доктору Ленке и его команде, позвоночник Джона был не так уже туго сжат — состояние мальчика значительно улучшилось. Он набрал почти 10 фунтов, а швы от предыдущих операций затянулись. Однако Джону предстояло выдержать еще одно испытание — решающее.

8 декабря 2016 года доктор Ленке провел операцию. Она длилась 13 часов. За это время позвоночник Джона разобрали, перестроили и снова собрали — и все это без нарушения спинного мозга. Операция прошла успешно: спина Джона приобрела нормальную форму. Он провел несколько дней в реанимации. А после 3 дней пребывания в отделении интенсивной терапии парнишка встал на ноги и начал ходить! Через 7 дней после операции пациент смог покинуть больницу и продолжить физиотерапию дома.

Теперь, спустя 2 года после операции, изменившей его жизнь, Джон не сидит на месте ни минуты — носится на велосипеде, играет в гольф и баскетбол... И держит спину прямо.

«Помню, как смотрел в зеркало и думал: “Ого, это действительно я?” Было здорово видеть себя стоящим так прямо», — говорит Джон.

Джону больше не понадобятся операции. Он посещает физиотерапию дважды в неделю, и каждые полгода его осматривает доктор Ленке. А в сентябре Джон пошел учиться в Nassau Community College.

 

Врачи спасли парня с кифозом и сколиозом. Искривление позвоночника составляло 140°! обновлено: 20 августа, 2019 автором: Наталья Осмоловская
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Реклама
    Реклама
    Главные новости дня