родной язык

Казалось бы, для иммигранта нет ничего удивительного в том, чтобы начать понемногу забывать родную речь за годы, проведенные в другой стране. Картина выглядит довольно просто: на одном языке мы говорим все реже, на другом все чаще, в результате второй вытесняет первый. Но ключевое слово здесь — выглядит.

На самом деле, время далеко не всегда имеет значение, да и наличие привычной языковой среды на новом месте может пойти не на пользу, а совсем наоборот. BBC провело исследование, чтобы разобраться, почему мы забываем привычную речь и как это происходит.

Первое распространенное заблуждение: «забвение» грозит исключительно мигрантам, живущим за рубежом не один год. Но, по сути, такое может произойти с любым, кто берется за изучение второго языка. Новые слова становятся стартовой площадкой для лингвистической борьбы за выживание.

«Как только вы начинаете учить его [язык], две системы принимаются соревноваться», — объясняет Моника Шмид, лингвист из Университета Эссекса и эксперт в области потери языка (она же language attrition).

Многое зависит и от возраста. Детям, особенно еще не достигшим 12-летия, гораздо проще адаптироваться, «заменив» одну языковую среду другой. Согласно исследованию Кембриджского университета, после переезда в новую страну ребенок может почти полностью забыть родную речь уже в возрасте 9 лет.

родной язык

Однако, что, в таком случае, происходит со взрослыми?

Старшим полностью забыть язык гораздо сложнее. Однако, и это возможно, если есть необходимый катализатор — психологическая травма.

Общаясь с еврейскими беженцами немецкого происхождения, обосновавшимися в Британии и США, Шмид отметила, что на языковые навыки влияло вовсе не то, как долго они были за границей, а то, насколько сильны потрясения, пережитые из-за нацистского режима. Так, беженцы, покинувшие страну раньше, говорили на немецком лучше, чем те, кто застал Хрустальную ночь (Reichskristallnacht) в 1938-ом. Для последних язык Гёте был не только родным, но и напоминал о пережитых ужасах: некоторые забыли его полностью.

«Кажется, что Германия предала меня. — объясняет один из переселенцев — США стали моей страной, а английский моим языком».

Однако, у большинства взрослых иммигрантов старая речь вполне способна сосуществовать с новой, хоть и с переменным успехом.

Тем, кто в целом лучше осваивает языки, проще сохранить родной — вне зависимости от того, когда они покинули страну. Однако, добавляет Шмид, для билингва важно иметь «контрольный» механизм, который позволяет переключиться с одного языка на другой — иначе, вы просто не сможете найти нужно слово, и получится путаница.

(Именно это происходит, когда уроженец Сицилии, увидев перед собой cupboard, понимает, что забыл, как назвать его на итальянском.)

родной язык

Свой среди чужих, чужой среди своих

Логично предположить, что нет лучше способа «оставаться в тонусе», чем общаться с другими носителями языка. Логично, но не совсем верно. На самом деле, попав в этническое комьюнити на новом месте вы можете лишь усугубить положение вещей.

Всему виной превращение двух языков — когда знаете, что собеседник понимает оба — в своего рода лингвистический гибрид. Такое явление можно заметить в любом из мультикультурных мегаполисов: от Лондона до Нью-Йорка.

Своя теория есть и Лауры Домингез из Университета Саутгемптона. По ее мнению, чем более похож на родную речь встречающийся на новом месте язык или диалект, тем скорее забывается собственный. Так, уроженец Франции, вернувшись после длительного отсутствия из Торонто, может заметить, что звучит более по-канадски.

Домингез сравнила две группы мигрантов: переехавших в Британию из Испании и перебравшихся в США с Кубы. Первые говорили преимущественно на английском, вторые — на испанском, живя, к тому же, в Майами, известном своей латиноамериканской диаспорой.

Граждане Британии, признавались, что нередко забывают те или иные слова на испанском, но при этом все так же превосходно владели характерной родной грамматикой, тогда как кубинцы — нет. Причиной тому было огромное количество «подвидов» испанского, на котором говорили в Майами.

«Адаптация — это не так уж и плохо, — добавляет Лаура — Это естественный процесс. Люди видоизменяют привычную грамматическую систему так, чтобы она в большей степени соответствовала их нынешней жизни. Механизм такой же, что и при изучении второго языка».

А еще всегда можно «адаптироваться» заново, ненадолго съездив домой.

Может ли иммигрант забыть родной язык? Да, но не все так просто. обновлено: Июнь 29, 2018 автором: Анастастия Бельская

Видео USA.ONE

Читайте нас в "Яндекс Новости"
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Реклама
В начало