Новости Америки на русском языке. События и происшествия в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и других городах США.

Мила Илькова: к Нью-Йорку нельзя оставаться равнодушным

Вы уже читали книгу «Пароль: Сарафан»? А что-нибудь слышали об авторе Миле Ильковой?

Накануне интервью, я решила разыскать какую-нибудь информацию о ней – и практически ничего не нашла. Так что перед беседой была крайне заинтригована таинственным автором.

Что мы знаем о Миле? Она написала 3 вполне успешные книжки на злобу дня. Уже пару лет живет в Нью-Йорке. Родом из Киева. А еще у нее превосходное чувство юмора, и она увлекательный собеседник.


Я тщетно пыталась найти о вас немного информации в сети… Мила Илькова - крайне таинственный автор бестселлеров.

С бестселлерами, это вы, конечно, погорячились. Но спасибо за комплимент.

 

Один из немногих известных фактов: вы живете сейчас в Нью-Йорке. Почему, собственно, решили перебраться именно сюда?

Нью-Йорк это же… Нью-Йорк. Я думаю, что здесь объяснение, наверное, у каждого свое, но в целом причины одинаковые. Мы же, девочки, травмированы голливудскими фильмами. В хорошем смысле, конечно – если говорить о Нью-Йорке.

 

«Пароль: Cарафан» не первая ваша книга. Вы всегда хотели быть писателем? Воплотили давнюю мечту?

Раньше я занималась пиаром. Сейчас уже нет. Но писательство не основной вид деятельности, в контексте заработка это просто невозможно. А книжка, да, книжка третья. В ней, наверное, собрано все, что я знаю о медиа-манипуляциях, о том, как управлять массовым сознанием. Именно об этом третья повесть.

 

Действие книги разворачивается в Нью-Йорке…

Не только. История начинается в Киеве, продолжается в Нью-Йорке, задействован Цюрих, Лион, а потом действие снова возвращается в Киев, именно там происходит кульминация событий.

 

Можно сказать, что книга в каком-то смысле об иммигрантах?

В каком-то смысле, да, конечно. Все происходит на уровне сравнения, того, что представляется и происходит в реальности – спустя полгода, год, два, пять, десять лет, после переезда в другую страну. Все меняется. Так что своего рода да, присутствует иммигрантская тема – немножко.

И тема патриотизма. Он как раз проявляется четче на расстоянии. Прорезается, я бы даже сказала, как зуб мудрости. Патриотизмом вообще легко заразиться, если есть кабельное телевидение.

 

Хочется, конечно, спросить, есть ли какие-то прототипы у ваших героев. Они такие живые, реальные.

Скажем так, каждый образ собирательный, в основе не лежит один конкретный человек. Есть герои, сотканные из абсолютных стереотипов, очень примитивных, как, например, аудитория на фешн показе в Киеве, где разворачивается кульминация действия и должен произойти грандиозный скандал. Частично есть собирательные образы из людей, которых я знаю. И есть совершенно выдуманные персонажи.

В любом случае, когда пишешь, присутствует определенная рефлексия. Где-то кого-то увидел, что-то заметил, случайный прохожий на улице или давний друг, черта характера или внешность. Все эти кусочки собираются как пазлы, и получается живой герой.

 

Сейчас в моде аудио-формат. Не планируете аудиокнигу в дальнейшем?

Вообще, собираюсь, но вряд ли она будет на русском. Выйдет на английском печатное издание, электронная и аудио-версия – как раз, занимаюсь переводом. Делать аудио-книгу на русском языке… Думаю, оно того не стоит.

 

Ну, это как сказать. В последнее время люди зачастую охотнее слушают и смотрят, чем читают.

Бесплатно – да. Но не думаю, что затраченное время стоило бы того, чтобы книгу потом просто выставили на торренты.

 

К разговору о том, чтобы слушать и смотреть. Сейчас выбор писательской профессии вообще рискованное дело. Читателей становится все меньше, зрителей все больше. Никогда не возникало желание освоить нишу режиссуры, экранизировать свои работы?

Возникало, конечно. Думаю над этим. Не хочу говорить пока что-то более конкретное, но скажем так, я работаю над этим. (смеется)

 

Тяжело иммигранту выживать в Большом Яблоке?

 

Я не люблю слово иммигрант, какое-то оно грустное. Себя я скорей считаю гражданином мира. А насчет выживать… Если каждый день нужно выживать - это знак, что пора что-то менять, чтобы жить и радоваться, иначе это полная задница. И это я не про фигуру, а про ситуацию. Если выживаешь, а не живешь.

Тут такая штука – черновик ведь все равно сделать не получится. Это как вообще? Ладно, я сейчас чуток потерплю, а потом уж как оторвусь, эх заживу? Так не бывает.

 

А как быть с трудностями ассимиляции?

Мне кажется, тяжело привыкают и адаптируются те, кто, уезжая в другую страну, совершенно ничего о ней не знают. О культуре, традициях, каких-то банальных ежедневных штуках, которые происходят в конкретном городе. О знании языка я вообще молчу. Люди, отправляющиеся в чужую страну без второго разговорного, конечно отважные, но отважные по-дурацки.

А еще ассимиляция тяжело дается тем, кто до конца так и не поняли, зачем вообще приехали в другую страну, для чего это было нужно.

 

Вы бывший пиарщик, значит хорошо разбираетесь в человеческой психологии, знаете чего хочет покупатель.

 Я не читаю мысли. У пиарщиков всё не так сложно, по крайней мере в книге. У героев работает один принцип - Limited Edition. Если у тебя нет того, что придаст некого статуса – ты никто. А мы все хотим быть значимыми и уникальными. При этом обязательно состоим в группе из двухсот человек на Фейсбуке – таких же оригиналов, которые не хотят быть похожими на других. И активно обмениваемся опытом, как остаться уникальными. Задача пиара — давить на человеческие слабости. Помню, увидела когда-то там же на Фейсбуке дурацкий тест из серии «Какой вы велосипед». Смеялась очень. Назывался так «Узнайте, насколько вы уни­кальны», результат которого естественно «Вы в числе 2% людей с нестандартным мышлением и отсутствием стадного инстинкта. Вы свободны в своем выборе». Всего про­шли тест знаете сколько человек? Восемнадцать миллионов.

 

 

А любимая тема последних дней – влияние соцсетей на формирование общественного мнения – тоже присутствует в бестселлере?

Конечно! Все как раз начинается в истории с Фейсбука. В Киеве Фейсбук – это социальная карта горожанина. Подписка на определенных людей, нужные «друзья» – все это просто необходимо для того, чтобы влиться в касту. Смотрите, смотрите, я «дружу» на Фейсбуке с Полом VIP Star Exclusive, я знаю, что он ест на завтрак и значит я сам тоже крут. И ничего, что Пол по паспорту какой-нибудь Паша Галушко, который в детстве ел козявки, сейчас грызет ногти и с людьми ведет себя как чудак на букву М.

 

Ваш роман – это социальная сатира?

Скорее современная проза. Я не считаю себя сатириком, никого не пытаюсь учить, не делаю глобальных посылов. Просто беллетристика. Были какие-то наблюдения, потом появилась конкретная тема для книги: впаривание подержанных вещей с перебитыми этикетками под видом дорогого модного бренда, используя грамотный пиар.

 

Давайте поговорим о Нью-Йорке. На что-то новое он Вас уже вдохновил?

Нью-Йорк – сумасшедший город! И в хорошем и в плохом смысле этого слова. Знаете, тут есть две ходовые фразы, которые говорят абсолютно все: «Я люблю» и «Я ненавижу». «Я люблю этот ресторан», «Я ненавижу подземку». «Я люблю этот район», «Я ненавижу бомжей». «Я люблю эту кофейню»… «Люблю», «Ненавижу» так часто все говорят, что эти слова девальвируются. Никто уже даже не замечает.

 

Занятно, что «ненавижу» ассоциируется в первую очередь с метро. Все любят жаловаться на жару, холод, задержки, крыс … ну и у каждого дальше свой список претензий.

На самом деле – обычное метро. Со своими особенностями, не хуже не лучше других подземок. Крысы это, конечно, в любом случае противно.

Мне вообще сложно вспомнить, о чем я могу сказать «ненавижу» в контексте Нью-Йорка.

Когда я думаю об этом городе, вспоминаю один момент. В каком-то сопливом банальном фильме прозвучала неплохая фраза. Названия не помню… Это очередная банальная история про парня и девушку, у них завязывается романтик, потом что-то идет не так, он налажал, она улетает, он в последнюю минуту догоняет, (страсти на экране накаляются, попкорн как раз заканчивается), он забегает в аэропорт, кричит – «Я тебя люблю», и всем вокруг становится неловко, как будто в комнату зашел жираф. Но там, в фильме, было хорошо сказано про Большое Яблоко. «Прелесть Нью-Йорка в том, что ты думаешь, что можешь его завоевать».

К этому городу нельзя оставаться равнодушным, можно либо любить его, либо ненавидеть. Нету середины. Я ни разу не слышала фразы типа : «А-а, Нью-Йорк, ничего особенного». Либо восхищаются, либо плюются, но чаще всего любят.

Хотя некоторые, как мне кажется, относятся к нему, как к «Анне Карениной». Совершенно неприлично признаваться, что роман не нравится, но это же классика.

 

Ни в ком не замечала любовь к Нью-Йорку по привычке, у всех моих знакомых этот город вызывает очень искренние чувства.

Тут тяжело дистанцироваться от рекламы. Любовь к Нью-Йорку – это часть американский мечты. А американская мечта – гениальнейший пиар-ход.

Но, однозначно, Нью-Йорк очень настоящий, абсолютно живой организм. Тут столько всего по чуть-чуть. Как будто взяли миниатюру огромного мира, запихнули её в один город и сказали: «Вот, живите!»

Есть еще одна типичная фраза про него: «Только в Нью-Йорке». Не в каждом месте собрано такое количество разнообразных религий, национальностей, конфессий. Яркие образы: на перекрестке иранец и таджик. Один продает кебаб, а у другого Дели, и на ломаном английском, с ужасным акцентом, они ругаются и отлично понимают друг друга. Индус использует в разговоре устоявшееся выражение «Богом клянусь!», хотя на самом деле их у него по меньшей мере восемнадцать, он их даже не всех по именам знает. Еврей ужинает в ресторане у друга араба. Можно есть греческую еду, жить в китайском районе, смотреть на французскую бабу с факелом. Такое возможно только в Нью-Йорке.

 

Творческому человеку невозможно приехать в Нью-Йорк и не написать книгу, не нарисовать картину или не снять фильм. Все к этому располагает.

Это правда. Персонажей хоть отбавляй. Однако, есть кардинальная разница: Нью-Йорк туристический, когда приезжаешь на неделю, и Нью-Йорк ежедневный, когда живешь здесь — это два совершенно разных города. Многие девочки, прогулявшись по Таймс Сквер, пишут потом у себя на Фейсбуке: «Никто не носит каблуков! Это невероятно! Я ни разу не видела! Все только в кедах и ходят, скок в метро—удобно и красиво!» Меня это улыбает. Девчата, конечно вы не видели никого на каблуках в ежедневном формате. Вы просто не там ходили.

Мила Илькова: к Нью-Йорку нельзя оставаться равнодушным обновлено: Май 29, 2017 автором: Анастастия Бельская
Нажмите, чтобы поделиться новостью

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

В начало